В начале мая 2018 года в столичном в культурно-художественном музейном комплексе Мистецький Арсенал состоится ежегодный книжный фестиваль “Книжковий Арсенал”, где украинские издатели представят свои работы.

В преддверии фестиваля LeMonade пообщался с директором комплекса Олесей Островской.

Чем будет удивлять культурно-художественный центр гостей книжного фестиваля в 2018 году, как проходит отбор на участие, а также как выживают современные украинские деятели искусства в современных реалиях, чего не хватает отечественной культуре, почему больше не будет “Різдвяного Арсенала”, почему украинцы перестали мечтать – об этом и многом другом читайте в эксклюзивном интервью LeMonade с главой Мистецького Арсенала.

Олеся, расскажите, каким будет Книжновий Арсенал весной 2018?

– Будем много издателей, которые издадут множество чудесных книжек. Мы готовим очень амбициозную интеллектуальную программу. Фокусной темой Книжного Арсенала будет, условно говоря, “проект будущего”. Мы хотим задать ключевые вопросы: “Почему у нас так мало дискуссий о будущем?”, “Почему мы мало мечтаем о будущем?”, “Как заставить себя мечтать о будущем?”. При чем мечтать о будущем отдаленном, которое наступит через сотню лет. В последний раз украинцы по-настоящему мечтали о будущем в 1920-е годы. Это тот период, когда была создана Академия наук, Библиотека Вернадского и другие. Эти институции были очень футуристичными в свое время. И мы до сих пор живем с этим наследием. С тех времен в Украине было очень мало мечтаний о будущем, так как мы сконцентрированы только на том, как выжить сегодня, а не позволить себе какой-то полет мысли. Поэтому в мае 2018 года мы попробуем поднять эту тему и подумать над каким-то масштабным проектом о будущем.

Расскажите о критериях отбора издателей на Книжковий Арсенал.

– У нас очень промодерированное формирование программы. Есть целый перечень требований, который мы обнародуем регулярно. Издатели, в первую очередь, подают свои заявки на стенды и участие в программе. Наша команда делает отбор. Согласно критериям и профессиональному кураторскому чувству отбираются лучшие. Отбирает претендентов специалист, который может сформировать суждение: что-то качественное или не качественное. В конце апреля станет известен весь список участников Книжкового Арсенала.

Олеся Островская с коллегами. Фото: Богдан Пошивайло

Почему издатели получают отказы?

– Группа кураторов приходит к выводу, что по каким-то причинам у нас есть более интересные заявки.

Почему ежегодный “Різдвяний Арсенал” не был проведен в этом году? Будет ли создана альтернатива данного мероприятия, к которому уже успели привыкнуть киевляне?

– Мы очень долго дискутировали. Когда “Різдвяний Арсенал” только придумали, это было уникальное событие. Сейчас мы имеем рождественские ярмарки буквально везде. И много кто организовывает их прекрасно. Это не является нашей уникальной компетенцией. Поэтому, если мы организовываем рождественскую ярмарку в декабре, мы не можем сделать какую-либо другую выставку на декабрь-январь, потому что у нас в таком случае заблокированы все ресурсы. В таком случае мы делаем четырехдневную ярмарку и больше ничего не планируем до марта.

Поэтому, мы пришли к выводу, что наиболее рационально открыть важную выставку в начале декабря и оставить ее открытой на весь рождественский период. Потому, что именно в этот период у людей есть свободное время. В этом мы наиболее уникальны. А рождественские ярмарки могут организовать множество институций, не только хуже, чем мы, а даже лучше. Поэтому, мы посчитали, что это наиболее рациональное решение.

Конкурируете ли вы с другими институциями? Например, с Пинчук Арт Центром.

– Все мы культурные институции и все мы делаем выставки. И все они будут в чем-то пересекаться: какими-то перспективами, интересами и так далее. Но когда мы в прошлом году организовывали выставку “Уявний путівник: Японія”, я думаю, что эта выставка по типу близка выставке “Харизма Ирана”, которая в это же время проходила в Музее Ханенко. Конкурируем ли мы с данным музеем? Нет. Например, наши выставки с выставками Художественного музея бывают типологически близкими. Но мы скорее близкие партнеры с этим музеем и часто делимся какими-то проектами, делаем совместные коллекции. Когда мы делаем выставку современного искусства и Пинчук Арт Центр организовывает выставку современного искусства – для такого большого города как Киев, это не является проблемой.

В чем сила Мистецького Арсенала?

– Арсенал может интегрировать достаточно разные проекты с помощью различных подходов. Это такая институция-интегратор, которая может сделать как этнографическую выставку, так и современного искусства, как историческую выставку, так и Книжковий Арсенал. Наша сила проявляется в междисциплинарности, чем в одном типе культурного какого-то явления.

Мистецький Арсенал. Фото: Роман Шаламов

Есть ли мировые институции на подобие Арсенала, которые являются для вас знаковыми?

– Не могу сказать, что есть что-то определенное, так как выставок хороших много. Все зависит от впечатлений. Но, конечно, у нас есть свои бенчмарки. В книжной сфере для нас важными ориентирами являются немецкие ярмарки во Франкфурте и Лейпциге. Мы, развивая Книжковий Арсенал, стараемся брать пример с них и пользоваться их опытом.

В инстутиционном плане: институция, на которую мы ориентируемся – это BOZAR в Брюсселе (Бельгия). Она, собственно, очень похожа на Арсенал по типу и тоже интегрирует разные виды искусства. И это для нас тоже своеобразный “маячок”, на который мы обращаем внимание. Когда речь идет о выставках, мы стараемся обращать внимание на лидеров и их решения. Например, Тейт Модерн в Лондоне. Это тоже большая институция, собственно, как и сам Мистецький Арсенал, который по размеру, такой же как Музейный квартал в Вене. Но мы также стараемся смотреть на какие-то решения, которые используются например, как в Талуш Тейте. Мы, конечно, не может быть идеальны во всем, но существует много вещей, которые мы делаем весьма качественно.

Аудитория арсенала, кто она?

– Это часто молодые люди. Мы ведем социологические исследования почти год, поэтому точно знаем, кто к нам приходит. Самая большая группа (80 процентов) – это люди 18-35 лет. Хотя на зрительские выставки, такие как “Уявний путівник: Японія”, приходят более старшие люди – аудитория 55+. Современным искусством интересуются молодые люди, этнографические же интересны более старшему поколению.

Более 90 процентов аудитории – это люди с высшим образованием. Скорее всего это люди, которые имеют привычку посещать какие-то культурные события. Огромная часть этой аудитории – женщины, что является весьма интересным фактом. Ведь в мире большая часть женщин имеет высшее образование по сравнению с мужчинами. И я считаю, что это уже тенденция. Если смотреть, кто больше книг покупает, то есть такая гипотеза, что это тоже женщины.

В целом наша аудитория – это люди, у которых на плечах будущее.

Что касается школьников, то им интересна была бы наша выставка о Японии, но им не была бы так привлекательна выставка о медиа-искусстве 90-х, поэтому на последнюю у нас не предусмотрены экскурсии. Но мы организовываем дискуссии для старшеклассников: про 90-е, про свободу, про телесность. То есть это должны быть достаточно взрослые дети, с которыми можно обсуждать сложные темы.

Для выставок зрительско- развлекательного характера, мы прилагаем, наоборот, максимум усилий, чтобы привлечь детей. Мы посещаем школы, говорим с учителями и так далее.

Чего не хватает современной украинской культуре?

– Качественного образования. Это существенная проблема. Образование устарело. Зачастую не соответствует развитию культуры.

Украинские художники часто сетуют в интервью о недостаточной поддержке со стороны государства: в Европе и Америке для их коллег создаются спецпавильоны для художников для возможности экспериментировать. Арсенал уже многие годы является ключевой площадкой для демонстрации украинского искусства. Поднимает ли администрация комплекса проблемы искусства перед Минкультом и другими органами власти?

– Это очевидно, поскольку: во-первых, мы национальная институция. То, что здесь происходит, является частью государственной политики. Это национальная институция, которая финансируется деньгами плательщиками налогов. Поэтому нельзя сказать, что нет ни единого интереса со стороны государства к современной культуре. К тому же, совсем недавно, в октябре мы проводили масштабную выставку, которая называлась “Сьогодня, що так і не настало”. Это был фестиваль молодых художников. Это было сотрудничество Министерства культуры, Мистецького Арсенала и Национального художественного музея. Это была огромная выставка на два крыла Арсенала и на Художественный музей, часть работ были в помещении самого Министерства культуры. Это значит, что существует интерес.

Однако то, чего не хватает, так это маленьких институций, в которых художники могут экспериментировать, не боясь ошибки. Мы пытаемся с этим работать, например через нашу Лабораторию визуального искусства, которая только начинает создаваться и куратором которой является Соломия Савчук. Это то место, где цена ошибки не такая высокая, где можно сделать неудачную работу. Это то, что иногда необходимо великому творческому человеку: сделать то, что не обязательно будет совсем удачным. Ты когда творишь, необходимо делать худшие или лучшие вещи, но не думаю, что в нашей стране будет идеальная ситуация, когда будет всего предостаточно.

Ваше назначение на должность директора Мистецького Арсенала был достаточно скандальным. Как вы считаете, чего удалось достичь за время правления?

– Я, надеюсь, что это все еще не конец, а только начало (смеется). Особенно нечем гордиться, так как это все еще начальный этап. Но есть некоторые вещи, которых мы достигли совместно с коллегами. Нам удалось сделать рабочие процессы в Арсенале понятными, структурированными, с большим доверием к профессиональной точке сотрудников, с уважением к их творческой свободе: они предлагают свои идеи и воплощают их, и отвечают за них. Это достаточно новая ситуация для Арсенала – рационализация и в то же время большая свобода самой институции. Мы платим гонорары всем художникам и лекторам, пытаемся сделать ситуацию настолько прозрачной и в, хорошем смысле, бюрократичной (когда существует документальное подтверждение намерений) насколько это возможно. Это не совсем типично для Украины в целом, где такие вещи происходят в творческом секторе.

Почему в Украине так мало удерживается художников, и деятели искусства не занимаются продолжительное время своим делом? Потому, что люди живут без энтузиазма, без гонораров, например. Это истощает людей. Они не могут содержать себя. Мы пытаемся немного менять ситуацию. Я думаю, что мы существенно подняли качество проектов, чем очень гордимся.

И немаловажно, что у нас очень сильный акцент на образовании. Мы создали специальный отдел, основной обязанностью которого является постоянная разработка программ: например, для детей и подростков. Мы стараемся как можно активнее работать с учителями, со школами. Для того, чтобы и сами учителя видели, как выглядит современная культура. Мы сейчас запускаем совместный курс с “Прометеусом”. Это лекции про литературу для учителей. Все это для того, чтобы делиться экспертизой, которую мы имеем. Мы провели огромное количество мероприятий для профессионалов в области литературы, для учителей. Как раз для того, чтобы экспертиза Арсенала, которая уже имеется, расширялась, чтобы нею могло воспользоваться как можно большее количество людей. Этим, я могу сказать, что я очень горжусь.

Олеся Островская. Фото: Богдан Пошивайло

Каждый проект делает команда. Что необходимо предпринять, чтобы реализовать успешный проект?

– Командой нужно восхищаться, ее нужно любить и защищать, ей нужно давать свободу, ей нужно доверять.

Как подобрать идеальную команду?

– Только методом проб и ошибок. Конечно, нельзя заранее это предугадать. Но мне кажется, что у Арсенала прекрасная команда. Это одна из тех вещей, которыми я горжусь. Прекрасные люди любят работать с прекрасными людьми. Когда у тебя уже есть ядро таких людей, намного легче привлечь других прекрасных профессионалов. Люди любят работать с теми, с кем им интересно, кем они восхищаются, с теми, кто делает что-то важное.

Каким вы видите Арсенал через 10 лет?

– Наконец-то достроенным. Мы видим сейчас 20 процентов. И это 20 процентов на 30 процентов готовы. И у него огромный потенциал. Поэтому через 10 лет я вижу Арсенал полностью функционирующим культурным центром, таким себе муравейником (смеется).

Загрузка...
One Comment
Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *